Бессмертный женский образ на полотнах Сальвадора Дали

Как правило, за каждым великим мужчиной стояла великая женщина. Глядя на полотна известных художников, мы с интересом присматриваемся к женским образам, изображённым мастером, нередко пытаясь представить, кто же она – та, что стала его музой, чья, должно быть, незаурядная, личность пережила свою земную жизнь, чтобы остаться в вечности на этих картинах? Истории любви всегда захватывающи. Истории любви великих людей – захватывающи вдвойне.
Её звали Галина Дьяконова, но в истории она осталась под именем Гала. Она не была красавицей, но облик её живёт в шедеврах, оставленных миру одним из самых эпатажных и неоднозначных художников своей эпохи – Сальвадором Дали. Она и сама была фигурой достаточно загадочной и противоречивой, но не было у Дали более преданного друга и помощника, чем она. Не случайно после её смерти художник впал в жестокую депрессию, потеряв интерес к живописи. Вместе они прожили долгую и захватывающую жизнь – с 1929 года, когда познакомились в Каталонии, до 1982 года, когда Гала покинула этот мbm-image-751114ир.
Испанец Сальвадор Дали, один из самых известных представителей сюрреализма в живописи, а кроме того, график, скульптор, режиссёр и писатель, с самых юных лет отличался сложным неуравновешенным характером и склонностью к эпатажу. Родился он 11 мая 1904 года в городе Фигерасе, в семье зажиточного нотариуса. Любопытно, что годом раньше умер его старший брат, и позднее, когда Сальвадору было пять лет, родители сказали ему, что он – реинкарнация своего брата.
В детстве Дали был сообразительным, но заносчивым и неуправляемым ребёнком, стремился выделиться и привлечь к себе внимание, своего добивался капризами и симуляцией – такими методами мог, к примеру, выпросить себе сладости на торговой площади. К тому же, мальчик страдал многочисленными комплексами и фобиями – например, страхом перед кузнечиками, которым и пользовались впоследствии его одноклассники, подсовывая этих самых кузнечиков ему за шиворот.
Понятно, что такие особенности характера и психики мешали Сальвадору включиться в обычную школьную жизнь и завести дружеские отношения с ровесниками. Но общения ему не хватало, он искал его любыми способами, стараясь вжиться в детский коллектив если не в роли товарища, то в любой другой. В результате это получалась единственная роль, на которую он был способен – эпатажного и непослушного ребёнка, странного, чудаковатого и поступающего всегда вопреки чужим мнениям. Стоит ли удивляться, что и его одноклассники в ответ не отличались особой терпимостью?
Обучаться изобразительному искусству Сальвадор начал в муниципальной художественной школе, а с 1914 по 1918 год воспитывался в Академии братьев ордена маристов в Фигерасе.
В 1921 году Дали поступил в Академию Сан-Фернандо, причём поступление его тоже не обошлось без причуд. Рисунок, представленный им экзаменаторам, был высоко оценен, но не принят из-за малых размеров, и Сальвадору дали три дня на изготовление нового. Дали с работой затягивал и, в конце концов, заявил, что новый рисунок получился даже меньше предыдущего. Однако преподаватели в силу чрезвычайно высокого мастерства сделали исключение и приняли молодого эксцентрика в академию.
Во время учёбы Дали увлекается работами Фрейда, знакомится с Луисом Бунюэлем и Федериком Гарсиа Лоркой. Также продолжается его знакомство с новыми течениями в живописи – он экспериментирует с методами кубизма и дадаизма. Однако эксцентричность и заносчивый нрав и здесь играют с ним злую шутку – в 1926 году Дали выгоняют из Академии за высокомерное и пренебрежительное отношение к преподавателям.
В том же году Сальвадор приехал в Париж, где познакомился с Пабло Пикассо. Пытаясь найти свой стиль, Дали создаёт ряд работ под влиянием Пикассо и Жоана Миро, а в 1929 году вместе с Бунюэлем участвует в создании сюрреалистического фильма «Андалузский пёс». Именно на это время и приходится его знакомство с Галой.
Произошло это в сентябре 1929 года в посёлке Кадакес, в нескольких километрах от Порт-Льигата, где жил тогда Дали. Однажды туда приехал французский поэт Поль Элюар со своей русской женой Галиной Дьяконовой – Галой её называли ещё в России. Дали тогда было 25 лет. 36-летняя Гала выглядела значительно моложе своих лет – хрупкая и изящная, с гладкой кожей, осиной талией и пружинистой походкой.
Увидев её впервые, Дали был потрясён. Её облик неожиданно совпал с образом той неведомой русской девочки, которую так часто видел он во сне, и с придуманным им идеалом «элегантной женщины», которую он вечно искал вокруг и вот, наконец, встретил. Неотёсанному и страстному испанцу было наплевать на реальность, в его воображении всё уже решилось – отныне Гала принадлежит ему одному. У него не было ни малейших сомнений в том, что она ответит ему взаимностью. Увлечённый своими чувствами, он не смущался даже присутствием её мужа и дочери. Беспокоило его другое: в двадцать пять лет он девственник. Он поначалу совершенно не знал, как ему вести себя при Гале, и часто, когда они разговаривали, разражался смущённым истерическим хихиканьем.
Почему же Гала решила остаться с ним? Тогда, возможно, многим это показалось бы странным – ведь едва ли хоть кто-нибудь мог в то время поручиться за его будущее. Но Гала с её потрясающей интуицией сразу угадала в нём незаурядную личность, гениального художника, и задалась целью выпестовать его талант.
Так кто же она такая на самом деле?
Кто бы мог подумать, глядя на эту хрупкую женщину, когда она, одетая каталонской рыбачкой, разгуливала по деревеньке Кадакес, и местные жители принимали её за свою, что на самом деле она родом из Москвы? Однажды, отдыхая в одном из швейцарских санаториев, юная Галина без памяти влюбилась в такого же юного француза Поля Элюара и за несколько лет до революции приехала к нему в Париж. С тех пор в России она не бывала и мало интересовалась родиной.
В Париже Гала оказалась в довольно интересное время – как раз накануне самого восхитительного периода в истории искусства XX века, когда, казалось, сам воздух был эротизирован до предела. Гале суждено было стать одной из ключевых фигур на перекрёстке искусства и секса. Сохранив невинность до замужества – то есть, до двадцати трёх лет, потом она отыгралась сполна. С молчаливого согласия мужа она закрутила роман с немецким художником и скульптором Максом Эрнстом. Какое-то время Элюар, Эрнст и Гала делили постель на троих. Элюар часто фотографировал жену обнажённой и всем, включая Дали, демонстрировал эти снимки.
Однако, несмотря на такое либеральное отношение к сексу и любви к мистификации, Гала была одной из немногих женщин, к которой сюрреалисты относились с уважением и всегда прислушивались к её мнению. Элюар уже был ей неинтересен – его личность сложилась без неё, а она сама хотела стать творцом, Пигмалионом – ей нужна была мягкая глина. Потрясающий факт – когда в 1934 году состоялась свадьба Галы и Сальвадора Дали, Поль Элюар был одним из свидетелей.
Сначала Дали думал о Гале только как о женщине. Потом как о матери. Всю их супружескую жизнь они будто сбегали от остального мира, даже когда Дали стал скандально знаменитым. Но Гала не только стала страстной любовницей для Сальвадора, но и проявила себя как отличный организатор, деловой менеджер и патронесса. А в Сальвадоре женитьба пробудила неистощимую фантазию и неисчерпаемую энергию. В его творчестве начался плодотворный период. Его личный сюрреализм в творчестве поднялся над нормами и установками остальной группы, что привело в итоге к полному разрыву с другими сюрреалистами. Теперь Дали никому не принадлежал и утверждал: «Сюрреализм – это я!».
Вдобавок к своим исследованиям, Дали начал использовать приём двойственного изображения, при котором предметы могли рассматриваться, как один или два объекта.
Вскоре Дали с женой покинули Европу и поселились в США в городе Монтерей, неподалёку от Сан-Франциско, штат Калифорния. Дом в этом городе стал их основным прибежищем, хотя они подолгу жили в Нью-Йорке, купаясь в роскоши.
Дали часто рисовал свою жену, благодаря ему она стала едва ли не самой известной моделью века, при том, что отнюдь не была красавицей, и возраст не делал её лучше. Теперь уже Дали на вид годился ей в сыновья, к тому же он стал богат и знаменит, и со стороны странным казалось, что он уже много лет ни на шаг не отпускает её от себя, будто они сиамские близнецы.
Но в конце 60-х годов их отношения стали сходить на нет. По просьбе Галы муж купил ей замок, и она много времени проводила там в обществе молодых людей. Было ей уже около семидесяти лет, но чем больше она старела, тем больше хотела любви. Часто она завлекала в постель друзей мужа, заверяя их, что Сальвадору это всё равно, и у каждого из них своя жизнь. Да и Сальвадор не отрицал этого: «Я разрешаю Гале иметь столько любовников, сколько ей хочется. Я даже поощряю её, потому что меня это возбуждает».
Молодые любовники Галы откровенно пользовались её щедростью. Она дарила им картины мужа, покупала дома, машины, студии. Сам же Дали спасался от одиночества в компании молодых красивых женщин, от которых ему не нужно было ничего, кроме их красоты. На людях он всегда делал вид, что они его любовницы. Но это была лишь игра, а единственной женщиной, по-настоящему любимой им, по-прежнему была его жена.
Гала умерла в 1982 году. Дали не был на похоронах, и, по свидетельствам очевидцев, только несколько часов спустя вошёл в склеп. Единственным, что он сказал, было: «Посмотри, я не плачу».
Сальвадор пережил Галу на семь лет. После её смерти жизнь его стала серой, навсегда ушли все его сюрреалистические забавы и эксцентричность. Он бродил в одиночестве по комнатам, ничего не рисовал и бормотал бессвязные фразы. Только ему было известно, что он потерял с уходом Галы. Возможно, частичку самого себя.
Больной немощный Дали скончался 23 января 1989 года от сердечного приступа. Художник завещал похоронить его так, чтобы по могиле могли ходить люди, поэтому тело Сальвадора Дали замуровано в пол одной из комнат театра-музея его имени в городе Фигерас.