Мир без границ и коммунизм с человеческим лицом. Литературное наследие шестидесятников

25556108Много ли нам сейчас известно о столь интересном литературном явлении, называемом «шестидесятники»? Со временем понятие это всё больше уходит в прошлое, смутно ассоциируясь у нас с романтичными песнями под гитару и знаменитым эпизодом из фильма «Москва слезам не верит», где молодой горячий поэт спорит с практичным, умудрённым жизненным опытом начальником главка. Меняются времена, стили, направления, и теперь об этой весьма неоднозначной субкультуре советской интеллигенции 50-60-х годов помнит только старшее поколение. Так кто же они были – писатели и поэты-шестидесятники? Какой след в литературе оставили нам – своим потомкам?

«Большинство из нас не было революционерами, не собиралось коммунистический режим уничтожать. Я, например, даже подумать не мог, что это возможно. Задача была очеловечить его», – так сказал Булат Окуджава, и слова его, пожалуй, могут в полной мере характеризовать философию шестидесятников.

Большинство из них происходило из интеллигентной или партийной среды – дети убеждённых большевиков, зачастую участников Гражданской войны. Вера в коммунистические идеалы, за которые боролись их родители, для большинства шестидесятников была само собой разумеющейся, однако ещё в детстве им пришлось пережить серьёзный кризис мировоззрений, поскольку именно интеллигенция больше всего пострадала от так называемых сталинских «чисток». Что характерно, радикального пересмотра взглядов это не вызвало, однако заставляло больше рефлексировать и приводило к скрытому противостоянию режиму.

Также немалое влияние на мировоззрение шестидесятников оказала Великая Отечественная война. В 1941 году старшей части поколения было 16 лет. Очень многие из них пошли добровольцами на фронт, но многие погибли в том же году. Для тех, кто выжил, война стала главным в жизни опытом. Столкновение со смертью и с жизненной реальностью, не закамуфлированной пропагандой, требовало формировать собственное мнение, а кроме того, атмосфера на передовой, в ситуации реальной опасности, была несравнимо более свободной, чем в мирной жизни. И, наконец, приобретённый фронтовой опыт заставлял вообще по-иному относиться к социальным условностям. Бывшие школьники и студенты-первокурсники возвращались с фронта совсем другими – критичными и уверенными в себе людьми.

Но в мирной жизни их ждало разочарование. По стране прокатилась волна борьбы с кибернетикой, генетикой, врачами-убийцами, космополитизмом и т. д. Усилилась антизападная пропаганда. Тем временем, большинство фронтовиков-шестидесятников вернулись на студенческие скамьи, оказывая немалое влияние на младших товарищей.

Наступившая после смерти Сталина эпоха «оттепели» стала временем активной деятельности шестидесятников. Они активно поддержали «возвращение к ленинским нормам», что выразилось в стихах А. Вознесенского, Е. Евтушенко, пьесах М. Шатрова, прозе Е. Яковлева.

Убеждённые интернационалисты и сторонники «мира без границ», поэты и писатели-шестидесятники в своих произведениях всячески создавали позитивный образ коммунистического будущего. Свою роль в этом сыграла научно-социальная фантастика – первым и, пожалуй, важнейшим по влиянию на общество романом в этом жанре стала «Туманность Андромеды» И. Ефремова, напечатанная в 1957 году. Словно в подтверждение смелым мечтам фантастов, это время было ознаменовано успехами в освоении космоса. Это очень способствовало подъёму общественного оптимизма. Стал издаваться журнал «Новый мир», с 1958 по 1970 год редактировавшийся А. Твардовским. Именно он и стал главным рупором шестидесятников и был очень популярен в их среде. Там издавались честные, так называемые «окопные» произведения о войне, в основном молодых авторов: «В окопах Сталинграда» В. Некрасова, «Пядь земли» Г. Бакланова, «Батальоны просят огня» Ю. Бондарева, «Мёртвым не больно» В. Быкова и другие.

Продолжались и традиции устной поэзии, которым были посвящены вечера в Московском Политехническом музее. Там выступали в основном молодые поэты: Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Белла Ахмадулина, Роберт Рождественский, Булат Окуджава.

Со временем шестидесятники разделились на две взаимосвязанные, но разные субкультуры, в шутку называемые «физики» и «лирики», то есть представители научно-технической и гуманитарной интеллигенции. Такое разделение было результатом частых в те времена дискуссий по поводу того, что важнее – наука или искусство. Естественно, «физики» меньше проявляли себя в искусстве, однако мировоззренческая система, возникшая в их среде, была не менее важна в культуре тех лет. Романтизация научного познания и научно-технического прогресса оказала огромное влияние на развитие науки и весь советский быт и, конечно же, не могла не найти отображения в произведениях фантастов. Наиболее известные из них – братья А. и Б. Стругацкие, чьими произведениями многие зачитываются до сих пор.