Фотособытия Москвы

476a726577e627dbcac264b0ba62b6e4

Российская столица в конце мая предложила несколько оригинальных фотопроектов.

Московская галерея «Риджина» 27 мая представила новую серию фотографа Харьковской школы Сергея Браткова «Заговор». Он поразил воображение художественной общественности конца 90-х снимками «развращенных» детей. Причем читать следует с ударением на последнем слоге, на чем настаивает сам автор. Но эта серия не связана с преданьями старины далекой, несмотря на такое произношение, а отображает современную теорию всемирного заговора, которая покорила умы впечатлительных граждан с начала ХХ века и до сих пор вызывает дебаты возможностью своей реальности.

Но если действительно поверить в реальность такой организации, то втянутыми в заговор «по Браткову» будут неодушевленные предметы: причудливо изогнутые деревья, полуразваленные покосившиеся избы, неожиданно вспыхивающие стога сена. Именно они и выдают напряженную обстановку, создаваемую участниками заговора, чем заинтересовали Браткова.

 

539211e91148e0c19332c95bdcb99782В тот же день открылась еще одна весьма любопытная экспозиция PhotoLove, которая призвана раскрыть предпочтения постоянных клиентов и авторов одной из старейших московских галерей — «Глаз». Идея ее создания возникла неожиданно: сотрудники галереи предложили своим клиентам и авторам отобрать из галерейных архивов снимки, которые чем-то заинтересовали их. То есть, клиенты мысленно составляли коллекции, а авторы выбирали работы, продолжающие их линию в искусстве. Результатом стали небольшие коллекции, которые комментируют их авторы.

Это отличная возможность познакомиться с архивами галереи, предпочтениями ее кураторов и постоянных клиентов

 

e6572ee094790d915e5c4937cae24f77Еще один проект Арнольда Ньюмана «Портреты и абстракции», стартовавший на следующий день, заставил посетителей окунуться в прошлое.

Арнольда Ньюмана считают родоначальником одного из популярных в свое время направлений портретной фотографии, где характер героя раскрывался в рабочей обстановке (английский вариант: environmental portraiture). Пик жанровой популярности пришелся на 50-е, но уже к концу 60-х интерес к нему был практически утерян. Однако, все отдавали ему должное и понимали, что это направление оставит заметный след в истории. Классикой environmental portraiture считается фотография Игоря Стравинского (1946 год), на котором Ньюман поместил лицо композитора в дальний угол изображения, а основное пространство кадра заняла громоздкая крышка концертного рояля, напоминающая наклоненную ноту. Символика этой работы вызвала много обсуждений, и ей было посвящено немало публицистических материалов. Но внимание критиков только вызывало недовольство Ньюмана, который считал, что его работы занесены только в разряд портретов в рабочей обстановке не справедливо. А его метод можно было бы назвать импрессионизмом и символизмом в фотографии или даже прикрепить к нему любой другой ярлык или несколько — для удобства. Однако, деление на жанры всегда условно и сковывает в определенные рамки, практически всегда ограничивающие творческий полет художников в любом жанре, поэтому возмущение фотографа было объяснимо. А рабочая обстановка на его снимках была действительно достаточно условна, превращаясь практически в символ, и именно символизм и психологизм отличал его работы, а не бытовое правдоподобие.