Рукотворные тайны языческой Руси

7Считается, что развитие архитектуры на Руси началось с приходом христианства – именно тогда стали возводиться величественные храмы и соборы, а до этого наши далёкие предки-язычники поклонялись камням и деревьям. Так ли это на самом деле? Более подробные исследования доказывают, что славянское язычество вовсе не являлось «природной религией». То есть, поклонение перед различными природными объектами существовало, вот, только сами объекты эти были значительно обработаны рукой человека. Итак, какими же они были – храмы и святилища дохристианской Руси?

Хотя уже задолго до крещения Руси многие славяне и варяги были христианами, это были лишь отдельные личности – большинство же славян оставались язычниками, искренно и глубоко почитая своих Богов и стремясь богато украсить их капища. Ведь сущность основных черт народа меняется очень медленно. Поэтому, если христианская Русь быстро освоилась с идеей новых храмов и прониклась любовью к их благолепию, то необходимо признать тот неоспоримый факт, что и языческая Русь не только имела идольские храмы, но и умела их строить красиво и любила их украшать всем, что только могла достать. Существование у нас капищ отрицается многими исследователями на том основании, что нигде не сохранилось их описаний. Чем это объясняется? Почему история упорно умалчивает о существовании языческих храмов? Возможно, потому что первые летописцы, которые еще могли своими глазами видеть последние капища, были людьми, принадлежавшими к духовенству – большей частью монахами, то есть носителями и учителями новой веры, а им, понятное дело, не пристало подробно описывать и восхвалять красоту языческих идолов и их храмов; лишь в крайних случаях, когда этого никак нельзя было избежать, да и то весьма неохотно, они только вскользь упоминают о них, противопоставляя им, как правило, храмы христианские.

Raden-Lang-HausКое-какие упоминания о храмах славян-язычников встречаются в скандинавских сагах. Например, в саге Олафа – сына норвежского конунга говорится, что во время его пребывания в Киеве князь Владимир, тогда ещё не принявший крещение, приносил жертвы в храме. Упоминалось также, что в храмах славян хранилось много золота, серебра, тканей и оружия.

Гораздо более многочисленны свидетельства средневековых немецких путешественников о языческих капищах в городах славян Поморья (нынешней Померании). Из них явствует, что славяне Поморья строили для изображения своих Богов здания, а не просто ставили их под открытым небом. Эти капища («контыны») видели своими глазами и описывали епископ Дитмар (1018 г.), каноник Адам Бременский (1076 г.), Отто из Бамберга и другие.

4_suzdalА под холмом Десятинной церкви в Киеве среди останков других древних сооружений были найдены каменные фундаменты, вокруг которых находился пол из толстого слоя глины, а внутри их, с западной стороны, массивный столб, состоящий из последовательных слоёв обожжённой глины, золы и углей. Около столба нашли много костей домашних животных.

Конечно, восстановить общий вид этого здания не представляется возможным – удалось определить только, что по форме это эллипс с прямоугольными пристройками, ориентированными по сторонам света. Однако, судя по упомянутым данным раскопок, здание это, очевидно имело ритуальное значение, но, во всяком случае, не могло быть христианской церковью.

Какой же вид имели эти капища или божницы? Некоторое представление об этом мы можем составить, основываясь на данных, почерпнутых из записок упомянутых немецких путешественников. Так епископ Дитмар говорит, что в священном лесу Лютичей «стоит капище, художественно срубленное из дерева; его наружные стены украшены чудесно вырезанными изображениями Богов и Богинь». Отто из Бамберга видел в Щетине контыну на горе, посвящённой Триглаву, она была великолепно построена, и её стены так красиво и естественно покрыты резными изображениями людей, зверей и птиц, что казалось, будто они дышат. Наружной оградой служил забор, старательно сделанный и украшенный резьбой. Само слово «контына», очевидно, имеет связь с культом Святовита – Бога-наездника и победоносца. Ему был посвящён белый конь – первый слог этого слова; окончание же его – это ограды, то есть тыны, которыми окружались священные урочища.