Марк Шагал

220px-1914._Портрет_Шагала
Портрет молодого Шагала кисти его учителя Пэна (1914)

Желая показать человечеству великую силу веры, любви и самосознания, жизнь наделяет некоторых людей способностью проникать в души и умы, талантом учить, не поучая. В 1897 году судьба выбрала Марка Шагала, подарив ему огромный потенциал, которого хватило почти на вековую жизнь, три яркие любви и многие десятилетия плодотворного труда.

Он родился в Витебске, учился в Петербурге, дышал Парижем, жил в США, но всюду и в любых обстоятельствах оставался сыном еврейского народа. И куда бы ни забрасывала его судьба, Шагал всегда хранил в сердце родной город, рисуя его тихие улочки и низенькие дома даже на полотнах с видами Парижа. Витебск — вторая по значимости «модель» художника. Место первой с 1909 года и до конца жизни было занято Беллой — любимой, женой, музой.

 

 

Справка из ВИКИПЕДИИ

Марк Захарович Шагал (урождённый Мойше Сегал, или в русской транскрипции Мовша Хацкелевич Шагалов) родился 24 июня (6 июля) 1887 года в еврейской семье на окраине Витебска. С 1900 по 1905 год Шагал учился в Витебском четырёхклассном училище. В 1906 г. учился изобразительному искусству в художественной школе витебского живописца Юдаля Пэна, затем переехал в Петербург.

 

Из книги Марка Шагала «Моя жизнь» Захватив двадцать семь рублей — единственные за всю жизнь деньги, которые отец дал мне на художественное образование, — я, румяный и кудрявый юнец, отправляюсь в Петербург вместе с приятелем. Решено! Слёзы и гордость душили меня, когда я подбирал с пола деньги — отец швырнул их под стол. Ползал и подбирал. На отцовские расспросы я, заикаясь, отвечал, что хочу поступить в школу искусств… Какую мину он скроил и что сказал, не помню точно. Вернее всего, сначала промолчал, потом, по обыкновению, разогрел самовар, налил себе чаю и уж тогда, с набитым ртом, сказал: «Что ж, поезжай, если хочешь. Но запомни: денег у меня больше нет. Сам знаешь. Это всё, что я могу наскрести. Высылать ничего не буду. Можешь не рассчитывать».

 

В Петербурге в течение двух сезонов Шагал занимался в Рисовальной школе Общества поощрения художеств, которую возглавлял Н. К. Рерих (в школу его приняли без экзамена на третий курс). В 1909—1911 г. продолжает занятия у Л. С. Бакста в частной художественной школе Е. Н. Званцевой. Благодаря своему витебскому приятелю Виктору Меклеру и Тее Брахман, дочери витебского врача, также учившейся в Петербурге, Марк Шагал вошёл в круг молодой интеллигенции, увлечённой искусством и поэзией. Тея Брахман была образованной и современной девушкой, несколько раз она позировала Шагалу обнажённой. Осенью 1909 г. во время пребывания в Витебске Тея познакомила Марка Шагала со своей подругой Бертой (Беллой) Розенфельд, которая в то время училась в одном из лучших учебных заведений для девушек — школе Герье в Москве.

 

Любовная тема в творчестве Шагала неизменно связана с образом Беллы. С полотен всех периодов его творчества, включая позднейший (после смерти Беллы), на нас смотрят ее «выпуклые чёрные глаза». Её черты узнаваемы в лицах почти всех изображённых им женщин.

Их долгий счастливый брак стал для художника воплощением таинства бытия. Он по себе знал, насколько глубокой и чувственной бывает любовь, как наделяет это чувство способностью летать. Его «Прогулка» и «Над городом» — наглядные тому доказательства.

25 июля 1915 года состоялась свадьба Шагала с Беллой. В 1916 году у них родилась дочь Ида, впоследствии ставшая биографом и исследователем творчества своего отца.

Даже после смерти Беллы любовь к ней находила отражение на полотнах — у всех женщин, которых писал Шагал, ее черты. И хотя последующие союзы — с Вирджинией Хаггард и Валентиной Бродской — тоже были счастливыми и полными искренних чувств, дарили мастеру силы и вдохновение, первая любовь так и осталась самой яркой. Такой яркой, что окрашивала все картины Шагала в цвета, которые до него казались невозможными. В цвета, которые, по словам Бакста, «поют».

 

Творчество Шагала — удивительное переплетение древних иудейских традиций и новаторских тенденций. Прожив без малого сто лет, меняя города и страны, Шагал всегда сохранял национальное самосознание, оставаясь человеком вне времени и географии.

Основным направляющим элементом творчества Марка Шагала является его национальное еврейское самоощущение, неразрывно связанное для него с призванием. «Если бы я не был евреем, как я это понимаю, я не был бы художником или был бы совсем другим художником», — сформулировал он свою позицию в одном из эссе.

Реализовавшись как художник, Шагал взялся за перо, подарив современникам и потомкам пронзительно-лиричную поэзию и окрашенную не менее ярко, чем холсты, автобиографическую прозу.

Остроту ощущений и «цветной взгляд» на мир Шагал сохранял на протяжении всей долгой творческой жизни — его последние работы полны красок и эмоций. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на роспись плафона Парижской оперы, которую мастер сделал в 77-летнем возрасте.

 

Храня в душе трепетно-ностальгические воспоминания о родине, восхищенную любовь к Белле и национальную духовность, Шагал создал свой собственный мир. Мир искрящихся красок и сверкающих чувств. Мир, в котором обычные люди с одинаковой естественностью ходят по земле и шагают по облакам. Мир, в котором вера, любовь, верность рождают удивительные сочетания форм, цветов и образов, дарят ощущение полета.