​На языке Аристотеля: российские школьники будут изучать греческий

9001В российскую школьную программу введут изучение греческого языка как второго иностранного, а в Афинском университете будет открыта кафедра русского языка и литературы. Соответствующее соглашение подписали министры образования России и Греции в рамках двустороннего сотрудничества двух стран в образовательной сфере.

Член ОП РФ Роман Дощинский:

«Мы говорим о том, что так называемая диверсификация, иначе говоря, рост разнообразия в изучении иностранных языков, — это большое благо для нашего отечественного образования. Сегодня ведь попробуйте сказать ребенку, что вместо английского он будет изучать немецкий или вместо английского – французский. Это вызовет бурю негодования, возмущения.

Но все равно получается, что у нас фактически англоязычное образование в плане изучения иностранных языков. В последнее время китайский стал появляться где-то на горизонте, теперь и новогреческий. Я считаю, что это очень положительная тенденция.

Другой вопрос, что ученик имеет право выбора. И если он выбирает английский, то школа обязана предоставить и учителя, и учебные часы соответственно. Поэтому то, что мы провозглашаем, это хорошо, действительно, нас с греческой культурой многое связывает, мы получили православие посредством греческих переводов библейских текстов. Потом уже они были переведены на старославянские языки, поэтому здесь также присутствует религиозный подтекст, но не только.

При этом кто-то, конечно, будет изучать новогреческий, кто-то – итальянский, кто-то – испанский. И основное препятствие в том, что у ребенка есть право выбора, а он будет выбирать то, что у всех на устах. Выбор падет на тот язык, на который нас сподвигает интернет, — а это английский.

Второе препятствие заключается в том, что только в крупных мегаполисах мы можем найти специалистов более-менее квалифицированных, грамотных, которые знают новогреческий язык на достаточном уровне, чтобы его преподавать. То есть кадровая проблема – такая же, как и с китайским языком. Да, вроде как востребованность китайского языка есть, но специалистов в области китайского языка очень мало. Если они и есть, то на уровне вузов или других учреждений – тех, что находятся вне общего образования. Поэтому эти две проблемы могут создать какой-то тупик.

Но инициатива хорошая, мы все поощряем то, что поле разнообразия в изучении иностранного языка должно быть расширено, и это будет говорить о том, что мы не ориентированы только на англоязычную культуру, что мы повернуты ко всем странам и пытаемся через это многообразие познать себя. Потому что, когда мы видим себя только сквозь призму англоязычного менталитета, себя целиком так не познаем. А когда есть такая мозаичность, создается разнообразие, многовариантность, это всегда очень привлекательно. Думаю, что это возрождает наши лучшие традиции и дореволюционной школы, а также возвращает к той ситуации, которая была в советской школе».